nikolagrek (nikolagrek) wrote,
nikolagrek
nikolagrek

Categories:

Продолжение. Не верь ,не бойся ,не проси

ИВС - изолятор
временного содержания. Не тюрьма еще. Но близко. Контингент делится на три категории. Уголовные, временные, пятнарики.
Пятнарики - это задержанные за мелкое правонарушение, получившие от ментов административный арест на пятнадцать суток, за набитую морду, пьянку и прочее.
Временные - это подозреваемые
преступлении, совершённом в Новокузнецке и временно привезённые туда для каких либо следственных действий.
И соответственно уголовные - люди подозреваемые в совершении преступления, но пока подозреваемые. У следаков есть право такого задержать на трое суток до чёткого доказательства вины, а потом человека надо либо отпускать, либо отправлять в СИЗО - следственный изолятор то бишь. Это и называется ПОШЁЛ ПО ЭТАПУ. ИВС-СИЗО-СУД-опять СИЗО до отправки на зону - ПЕРЕСЫЛКА - ЗОНА.

Вот такой вот поэтапный путь. В ИВС держать более трёх суток подозреваемого по советским законам негуманно. Нет белья, нет бани и прочего. Это в тюрьме (СИЗО) человека можно держать долго, расследуя его деяния. Но опасно отправлять на тюрьму человека, не имея точных доказательств, потому как следак получит очень мощно по башке, если
окажется на суде, что он без веских доказательств отправил на тюрьму
подозреваемого.

Статус бедолаги тоже меняется по мере продвижения по этапу. В ИВС он подозреваемый, в СИЗО он подследственный, потом после суда, осужденный.
Всё мне объяснили люди в ИВС, когда меня туда привезли. Люди как люди. Никто не пытался состроить подляну, опустить или ещё чего из развлечений обещанных прокурором.
Стаканом оказалась маленькая камера в которой ждешь досмотра. Дубаками менты которые охраняют ИВС. Досмотр очень тщательный. Заглядывали даже в задницу.
-нашли чего нибудь? - поинтересовался я.
- ничего - вздохнул старшина - ну ка, поприседай

отвратительное ощущение стоять голым перед одетыми ментами. Второй тем временем щупал форму - каждый шов. Сигареты поломали. Не случайно, а именно с целью посмотреть нет и в них чего запретного.

Старшина вполне благодушно спросил, за что сажают
- да вот, бамовские бушлаты говорят, украл
- хорошие бушлаты?
- северные, на цигейке.
- ааа знаю такие, хорошая вещь! и сколько?
- откуда я знаю!. не крал я их! говорят по складу недостача на четыре тысячи
- да, не про это я, почём продаёшь - он заговорщицки приблизился ко мне и понизил голос.- ты там на воле скажи поддельникам, я тебе грев сюда в камеру подкину. Отличные куртки!

Я не понял, мент то ли меня разводит чтобы я кого то там сдал по глупости поведясь на его обещание грева. То ли ему действительно нужна тёплая северная куртка. Но ко мне то это ни с какого боку, ну не крал я их! Подумав что нефиг доказывать дубакам чего либо - это не следаки, придумал хохмочку.
- не сдашь меня?- я изобразил сомнение
- да нет! как можно! явно фальшивым возмущением выдал себя с головой мент и приготовился слушать.
- но за ними в часть надо ехать, за двести км
- точно не сдашь?- я продолжал изображать идиота.
-да нет же! я что похож на стукача - эх!, хотелось ему сказать, что он похож на жопу с ушами
- съезжу я за ними, у меня машина, говори, у кого их можно взять
-я хочу по двести рублей за куртку, деньги мне сюда в камеру. Лады?
- отлично! у кого их брать?
блин до чего же тупой мент! мог бы поторговаться, ведь я
в его власти здесь, а то и вообще на хавчик сменять. Понятно с какого бока
куртки его интересуют - охренеть какой интерес, ехать за двести км, за куртками которые можно купить и здесь в Новокузнецке на толчке, за те же двести рублей.
Неразумное чучело, уже в мозгах сверлило дырку под медаль, за раскрытие преступления. Ага как же!
- смотри, едешь в Гурьевск, дальше на кордоне прямо в Салаир, тебе направо, на Сосновку, за ней деревня Чуваш-пай. Там стоит наша часть. Найдешь там майора Иванова. Скажешь ему что ты от Николова Ильи, передашь ему привет от меня, скажешь про куртки. Там у него ещё тулупы постовые есть, не нужны? по пятьсот рублей.
-ага, хорошо -кивал тупой мент приплясывая от нетерпения.- что майор тоже?.....
- да это он организовал, я только в склад лазил. Эти замполиты такие ворюги!
После такой мульки, которую я подсунул, моему врагу замполиту, настроение улучшилось. Старшина явно хотел выслужится. А замполит пусть теперь поотвечает на вопросы следака, какого хрена я, покупателя курток к нему послал. С удовольствием представляя вытянувшуюся морду замполита, натянул гимнастёрку и зашёл в хату.

-добрый вечер. - поздоровался я зайдя в хату, вежливость в любом случае не повредит
- Добрый, по какой статье?- тут же задали вопрос сидельцы
камера большая сидит в ней человек двадцать пять, большинство лиц не обезображены интеллектом.
- да собственно не знаю, я как то в первый раз....
- что сделал?
- говорят склад ограбил, но я его не грабил....
- это следаку рассказывай, нам здесь не надо, вот он
например мясо с мясокомбината не украл, а этот в квартиру не ограблял.
кто то отвечавший так и сказал : не ограблял.
Огляделся вокруг. Квадратная где то 6х6 камера вдоль одной из стенок крашенный деревянный помост почти вдоль всей стенки. ШКОНАРЬ. Справа окно, слева очко странно установленное на постаменте и ничем неогороженое. Рядом же рукомойник с ведром. Представил каково какать при всем народе да ещё на постаменте. Он падла высокий околометра. Народ нормальный в основном приветливый. Первый который спрашивал про статью представился Бусыгой - от фамилии Бусыгин - объяснил он.
Ага он тут типа старшего понял я.
- Зовут Илья, а кличут Никола грек.
я уселся на шконарь.
- рассказывай, как это ты из армии да сразу к нам.
А действительно, подумал я, ведь я военнослужащий.
Меня по законам должны были посадить на гауптвахту. А тут меня сразу засунули к гражданским. Позже выяснилось, что гарнизонную гауптвахту в Новокузнецке ликвидировали за три месяца до моих приключений.

Дело было так.
Совершенно дичайшая история. Посадили
туда каких то отмороженных гомосеков азербайджанцев, не дисциплинарных, а уголовных. Три ненормальных азера, оказалось перетрахали всю роту. Посадили их за неуставные взаимоотношения, уж не знаю что имелось ввиду под неуставными, изнасилование почти всей роты или то что они их ещё и избивали. Так эти супер ё б а р и, каким то образом разоружили курка их охраняющего, надавали по шее начкару и свалили в город. А главное, утром пьяные вдрабадан вернулись, и захотели перетрахать весь караул. Начкар блюдя собственную задницу вызвал комендантский взвод. После этого случая комендантскую службу расформировали и новой на тот момент не создали. Да и военных частей там почти не было. Стройбат на Запсибе, какие то очень секретные ракетчики в Ветрянке и внутренние войска охранявшие зону строгого режима в Абагуре лесном. Ракетчики к себе на губу принимать меня отказались, наверное подумали из губы разгляжу секреты какие нибудь, у стройбата губы не было, а ВВ вроде как не по моей части ибо я СА. Тут пошли на нарушение закона по которому меня можно сажать к гражданским только после увольнения в запас. Ещё возникло неудобство со мной такое. Я со своим уголовным делом застрял на пол дороге. Чётких доказательств моей причастности нет. Соответственно невозможно перевести в СИЗО. Сам я не признаюсь, и всяко активно сопротивляюсь, что со мной делать ума не приложат. Трое суток пошли быстро. Эти трое суток я посвятил познанию нового для меня мира. Все началось с вопроса, за что сел. Я пустился в объяснения.
-много украли?
- 4000
-кто паровоз?
-не понял, а кто это такой?
-Ну организатор, главарь.
-Я наверное.
Сидельцы переглянулись, немного пообсуждали и выдали:
- статья 89 часть третья, госкража в крупных размерах, братуха тяжёлая у тебя статья - там до десяти лет. Учитывая что ты паровоз, но ходка у тебя первая, дадут лет восемь.
Я чуть не рухнул.
Как это так! Я считал что небольшое ограничение моей свободы в армии в течении двух лет невыносимо, а тут восемь и полное.

Позже раздумывая
над своим отношением к жизни, я пришел к выводу, что не стал преступником только благодаря своей любви к воле. Именно к ВОЛЕ, а не к свободе. К ВОЛЕ в самом зоновском понимании. Для меня ужасно какое либо ограничение в свободе.
Все моё существо протестует против этого как! Какой то идиот должен мне диктовать как мне жить, когда мне спать, куда мне идти и прочее. А иметь в пассиве возможность прожитьпод такую диктовку восемь лет жизни... нет уж увольте!

Первое, конечно
же шок. Вернее наслоение шоков, Вчерашние приключения на шишиге, сегодняшний допрос с давлением, ИВС этот. А ещё и восемь лет светит. Ещё и температура подскочила сказались, наверное, мои покатушки в открытом кузове.

Сокамерники
прониклись моим состоянием и отвели мне место в углу у батареи отопления. я кинул туда шинель и отрубился спать.

Следующие дни
прошли в изучении, всего нового.
Условно можно было моё учение разделить не несколько предметов.

1) Взаимоотношения с сокамерниками (как не наделать косяков ) Например нельзя ссать когда кто ни будь
в камере ест.

2) Взаимоотношения
со следствием (эдакий краткий курс по уголовно процессуальному и уголовному кодексу)

3) Взаимоотношения
с дубаками.
Неоценимую помощь
мне в это оказал Бусыга. У него это была уже третья ходка. Так что в этом плане
опыт у него имелся.


Рассказ мой получается несколько сумбурным, и скачущим с пятого на десятое. Лениво редактировать. Про это мои постоянные читатели уже знают. Ну ладно вернёмся к нашим баранам.
Итак курс молодого сидельца - по аналогии с курсом молодого бойца, преподанный мне Бусыгой.
Формат дневника не позволяет в подробностях описать его, впрочем авторов описывающих нравы в камере и без меня полно, начиная с коммунистов революционеров, заканчивая журналистами всех мастей, пугающих обывателя ужасными тюремными порядками. Но мало кто из них писал правду. Кстати, какую правду может написать тот же Солженицын, о войне и тюрьме?:
Если к нему на фронт посидеть под бомбами приезжала его молодая жена.(с)
Если сидел он в Москве в "шараге", где то в районе ленинского проспекта, на придурочной должности.
Если сел за дело - за письма такого содержания с места боевых действий где действует закон военного времени не погладят по головке ни в одной армии мира.
Если он глуп настолько, что не понимал элементарного. Он своими письмами подставлял своих же друзей которым писал. Покажите мне любую армию, в которой не работает цензура во время боевых действий.
Я опять отвлекся. Бог с ним с Солженицыным.
Переломным этапом в судьбе сидельца является перевод его на тюрьму. Пока ты в ИВС - виновность твоя неочевидна и есть шанс выпутаться. Но как только следак сможет найти веские доказухи твоей причастности - тут же переведёт в СИЗО (тюрьму). А оттуда он уж постарается тебя не выпустить чистым. Хоть что то но повесит. А если не виновен и доказухи нет - будет держать в тюрьме пока ты не согласишься взять на себя какое нибудь малозначительное преступление. Но это в те времена означает штамп на всю жизнь. Был осужден - забудь, о какой нибудь карьере. Короче чистым из тюрьмы в 99% случаев не выдешь. Иначе зашатется карьера самого следователя. Доказухи против меня мало. Только показания чухана Бученкова. Но сейчас следак роет носом землю, чтобы добыть ее. И если нет на меня ничего, возможно заставят свидетельствовать против моих подельников, то есть Тихомирова или Гассанова. А заставить их это сделать элементарно. Пообещать перевод из соучастников в свидетели. Сидеть то никому неохота. Так что если подельники у меня хорошие ребята, и не меня больше ничего нет, то через трое суток я должен выйти на волю.
Но Бусыга недооценил хитрость военных следователей...
На третьи сутки открылась дверь и дубак сказал : Николов с вещами.
Сердце екнуло. Куда?! на волю или на этап. Бусыга подсказал. НА этап собирают шумно, оптом, двери камер хлопают, перекличка и прочее.. обычно каждый день в три дня. А сейчас десять утра.
Успокоил.
Завели в комнату для допросов. Ё-моё сам прокурор за мной пожаловал! Сидит такой толстый самодовольный подполковник и смотрит на меня.
Я замялся. Вроде как доложится надо...
-чего не докладываешь?
блин, как ему доложить то? Товарищ полковник старший сержант по вашему приказанию прибыл?
Вроде сам орал, что тамбовский волк ему товарищ, тьфу то есть мне... И сержант ли я ещё? вроде как замполит в части говорил что при прохождении по уголовному делу автоматически разжалуют?
на ходу сочинил доклад
-гражданин начальник! бывший старший сержант Николов по вашему приказанию прибыл.
-почему бывший? я вас ещё не разжаловал -подарил мне толику надежды прокурор.
Ну, думаю, есть положительная динамика.
- да по той же причине, по которой, вы - гражданин начальник, а не товарищ подполковник - сострил я.
- ладно, поехали в прокуратуру...
Вышли, сели в машину. Надо же! в личном уазике прокурора меня повезут. Не в автозаке, не верхом на шишиге и даже без конвоя. Ну точно отпустят. Сейчас в прокуратуре оформят и отпустят в часть....
Мысли пошли кувырком. Поймали вора?, может допросили Белых и он сказал что не было Бученкова на крыше? или может ешё чего случилось...
На все мой вопросы прокурор отвечал, что узнаю в прокуратуре. И насколько точно знал гад что я расслаблюсь. Ведь он без опаски посадил меня на заднее сиденье уазика. Ведь я уже был волком. И вот оно, сидя сзади я потихоньку под сиденьем водителя нащупал тяжёлую монтажку. Три движения, как у Высоцкого тюк прямо в темя и нету прокурора, тюк и нет водилы, открыть дверцу и вот она воля! Ведь знал гад, что не сделаю этого.
Последовавшие события показали потрясающую точность самой важной зековской поговорки. Прав был Бусыга, когда сказал, что самое главное для заключонного это:"НЕ ВЕРЬ, НЕ БОЙСЯ, НЕ ПРОСИ".
Приехали в прокуратуру. И сразу на допрос. Опять к Данилову. И опять понеслось. Где был? , как залезал в склад? куда относил украденное? с ловушками, с заходами с разных сторон и так четыре часа. И всё это под утверждения что, Гассанов с Тихомировым давным давно меня сдали. Не верь! вспомнил я наставления Бусыги. Как же мне помогли советы его.
-Ага -говорю следаку - Бученков пизданул - как в лужу насрал, вы его тут же ко мне на очную стаку притащили, а Гассанова и Тихомирова что то не видно.-Я пристально посмотрел на Данилова - небось вы им по ушам ту же шнягу гоните. -, что я их сдал. Да не могли они ничего сказать, так как ничего не было!
Дальше я перешёл в наступление
- вы допросили, Белых?
- да незачем- отмахнулся следак- и так всё ясно. Чувствую от невозможности пробить эту стену, начинаю терять контроль над собой. В конце концов следак почувствовал, еще немного я кинусь его душить. И отправил меня в коридор приказав конвойным приглядывать за мной. Я стрельнул сигарету у конвойных закурил. Вообще сигареты при допросе разлетаются мгновенно. Хорошо хоть следак разрешал курить. Пачку за четырёхчасовой допрос раскурить запросто.
Стою курю. Прикидываю что к чему. Похоже меня не отпустят. Но тут назревает вопрос. Ведь если меня не отпустят, значит посадят, но куда? Свидетель у них один - маловато будет для тюрьмы, то бишь СИЗО. Но хрен его знает какой туз в рукаве у это кошака - следака.
Сигарету докурил до фильтра. Смотрю ко мне подходит полковник. Данилов что то говорил по телефону про проверяющего прибывшего из Новосибирска. Наверное он. На вид вполне добродушный, больше похож на дедушку, чем на полковника
- сынок - говорит- я твоим делом заинтересовался, где бы нам пообщаться....
насторожил, что то я не привык к такому обращению от полковника.
- пойдем поговорим, где ни будь наедине
ну, думаю сейчас прокуратуре всыпят по первое число, надо только собраться с мыслями и четко объяснить ему всю неправильность происходящего. Прошли три кабинета, естественно во всех работали следователи. Я ещё удивился, то что даже я знаю что заняты все кабинеты, этот не в курсе. Значения этому не придал. Да и полковник пинком под зад мог выкинуть из любого кабинета хоть прокурора хоть председателя военного трибунала, не говоря уж о следаках. Свободное место нашлось только в зале суда. Зашли в него и уселись за стол. В зале суда я был впервые. Конечно же покосился, на клетку для преступников. Полкан наверное заметил мой взгляд и наверняка остался доволен произведённым впечатлением.
- курить хочешь - по отечески поинтересовался.
- да, только у меня товарищ полковник сигареты кончились -
полковник выглянул за дверь переговорил с конвойными, поинтересовался какие я курю и отправил их за сигаретами. Я очленл от сервиса.
-эх-эх-эх - вздохнул он подойдя ко мне - называй меня Николай Михайлович мне эти погоны - он кивнул на правое плечо вот где- он показал ребром ладони на горло.
-Вас дурачков жалко, садитесь в тюрьму не за что, украдете на копейки, и жизнь свою молодую губите. Знаешь сколько таких как ты я видел...
Давай вместе подумаем как вылезти из этого дерьма в которое ты попал...
Говорил он долго, цветасто, я несколько раз порывался объяснить ему что я не крал. Он не слушал меня. Витиеватыми и окольными путями он подходил к основной идее как меня вытащить. Рассказывал про случаи из своей практики. Конвойный вернулся с сигаретами. Под журчание его речи я совершенно расслабился. Покуривал и молчал так как понял, его не остановить. Я постепенно стал понимать суть того к чему склонял меня полкан. Мне нужно было признаться. Тут я понял всё. Многоопытный жесткий и циничный следак, решил продемонстрировать местным, мастер класс
Дескать смотрите как человека до жопы расколоть, учитесь дураки! Только вот, спасибо Бусыге, вложившему мне в голову главную премудрость зека. НЕВЕРЬ.
Главное как всё театрально обставили! И толика надежды от прокурора: Я вас не разжаловал ещё...
И этот козлина: Называй меня Николай Михайлович. И потащил он меня не зря в зал суда. Как же! свободный кабинет он искал... Уже на слушая его разглагольствования, внутренне собрался. Я опять был волком загнанным в угол и готовым драться до последнего. Сожалел что не сделал две вещи. Первое надо было у Бусыги выяснить про какую нибудь хазу в Новокузнецке и второе там в машине надо было монтажкой укладывать и прокурора и водилу и сваливать.
Решил всё таки доказать полковнику свою непричастность. Для начала заткнув его, четким и громким голосом.
- зря стараетесь Николай Михайлович, да поймите мне не в чем признаваться. Я на себя ничего брать не буду и сидеть за кого то ни было не буду. Если вас интересуют правда извольте выслушать меня, а если вам нужно спихнуть этот склад ищите сами доказуху, а меня отправляйте обратно в камеру, что то я устал от вашей болтовни.

Многие наверное видели как в фильмах ужасов как симпатичный персонаж превращается в монстра. Я это видел в натуре. Полковник на моих глазах из добродушного дедушки превратился в монстра судебной системы. С железной хваткой и тем самым стальным блеском в глазах, который безуспешно пытался изобразить кошачеусый Данилов. Неожиданно притянув меня за одежду к себе вплотную, лицом к лицу зашипел.
- ты Николов хитрый, ты очень хитрый и я верю что ты был главарем этих дегенератов Тихомирова и Гассанова. Но погоди, будешь сидеть столько сколько надо, пока мы не нароем доказательств. А мы их нароем или придумаем.
Отпустив меня и сменив тон на обычный продолжил
- ты хитрый, а Гассанов дурак. Виданное ли дело. У него фамилию спрашивают, а он в ответ :ничего не знаю, клянус мамой ничего не знаю!
Ага, подумал я таак. полковник от меня ничего не добился, а сам же прокололся. Гассанов с Димычем здесь и вполне возможно в том же ИВС может и в соседней камере! 1:0 в мою пользу полкан!
- мене я не интересует чего ты там придумал в своё оправдание, так что вали ка ты, обратно в ИВС
Второе слово великой зековской премудрости. НЕ БОЙСЯ!
- не имеете права! заорал я трое суток прошли, переводите меня на тюрьму или отпускайте!!!
- что ликбез в камере уже провели? полковник насмешливо ощерился не сомневайся, мы всё по закону делаем. Кто скажет что ты трое суток отсидел? Выпишем новое постановление о избрании меры пресечения взятия под стражу и добро пожаловать в ИВС на следующие трое суток и имей ввиду это может продолжатся долго.... конвой!!!
Вот оно как, тот есть меня можно выпускать из ИВС на 15 минут и потом опять задерживать на трое суток. Но с другой стороны это хорошо, на тюрьму не переводят значит доказательств пока нет.
На этот раз поехали в ИВС в автозаке. С конвоем, с наручниками и прочими причиндалами которые положены любому уважающему себя арестанту.
Обратно в ИВС вроде как домой вернулся. Там естественно начались вопросы, чего, да как. Рассказал. В любой камере есть телеграфист. Человек который за многие ходки освоил искусство общения между камерами. Это и перестук и дороги с малявами. Ну как связист секретчик в части. Нашелся в нашей камере такой. Бусыга мой учитель и ангел хранитель предложил его, когда я сказал что подельники мои должны быть тоже где то в ИВС.
В перестуке есть своя особенная система. Пишутся буквы в столбик, впрочем в любой камере это есть выцарапанное на стене.
АБВГД
ЕЖЗИК
ЛМНОП
РСТУФ
ХЦЧШЫ
ЭЮЯ
Таким образом каждая буква имеет свой адрес как в шахматах каждое поле. Допустим буква Г имеет адрес 4 : 1 или Ж 2 :2 (счёт идет слева направо и сверху вниз) соответственно при перестуке двоеточия разделяются шорохом по стене. Короче один стучит второй слушает приложив кружку к стене допустим слово ДИМА будет иметь такой вид 5 шорох1 пауза 4 шорох 2 пауза 2 шорох 3 пауза 1 шорох 1.
Медленно конечно, но надежно. Телеграфисты целыми днями сидят прижавшись кружками то к одной стене камеры то к другой. Ведь информацию надо бывает передать дальше через камеру.
Для упрощения общения придуманы дороги. Это натянутые верёвочки между камерами. По которым передаются малявы записки. Протянуть дорогу из одной камеры в другую это тоже целое исскуство.
Такое вот тюремное СМС.
Благодаря перестуку и Бусыге выяснил, что Димыч сидит в соседней камере, а через камеру Гассанов. Дальше я попробую привести разговор переведённый с перестука.

Я; сдавал меня
Д; нет а ты
Я; Тоже нет
Д:Следак вр
Я; Да
И так после перестука стало точно известно. Ни кто меня не сдавал. Димыч и Гассан держатся. Разумеется рассказывать им нечего, но слаб человек. Ведь не зря полкан сказал что найдет доказуху... или придумает. Чего же проще, нажать на Димыча или Гассана посильнее и сдадут за милую душу.
Небывалая стойкость в допросах не более чем выдумка писателей. Все эти пионеры - герои и прочие партизаны презрительно сплёвывающие в ответ на зажимание яиц в тисках зверскими гестаповцами и отказывающимися выдавать
явки полная и абсолютная чепуха. А уж благородство, типа как я сдам невинного
приятеля тем более. Своя шкурка дороже. Вероятнее всего и Гассан и Димыч, понимают, - предложение сдать меня, уловка следака. Таким образом сдав меня опасаются и за свою судьбу.

Приятель рассказывал: на войне я видел что можно сделать с человеком если хорошенько свернуть его в бараний рог. Это было на Баграмском аэродроме, особисты допрашивали какого то пленного духа, я торчал возле своей вертушки снаряжая пулемётную ленту и с интересом наблюдал за происходящим. Душман, судя по поведению был крутой. Ухоженный, мордатый с окладистой бородой и бешенной злобой в глазах. Каких сведений от него хотели не понятно - допрос был на пушту, а я его не знаю. На фарси я бы ещё понял. Ему задавали один и тот же вопрос, на который он отвечал отрицательно. Поначалу держался с достоинством. Несмотря на пытки и побои. Потом особисты сделали
следующее. Связали руки вместе с гранатой спереди, а к кольцу привязали верёвку. Подогнали БМП, верёвку привязали к БМП и поехали. Не быстро, на первой передаче и малом газу. Допрашивающий, сидя в башне, прокричал духу опять тот же вопрос, дух
ответил отрицательно. В ответ БМП прибавил ходу, но не настолько чтобы вырвать
колечко. Дух тоже прибавил ходу с ужасом смотря на гранату. И такой кавалькадой
они умчались вдаль. После получасовой беготни у духа не осталось в глазах
никакой злобы - только желание жить. Судя по всему его таки сломали. Потому
как БМП остановился и гранату отвязали. Просто и эффективно сломали
воина Аллаха. Инстинкт самосохранения работает даже у правоверных. Это вам не
смерть в бою и отправка прямым ходом в рай к гуриям с большими сиськами. То-то же! Да и ребята поговаривали, что духов предупреждали, если умудрятся некстати
помереть, похоронить в свинячей шкуре. А таким никакого рая с гуриями не положено. Всё имеет свою цену. И бессрочный отпуск в рай в том числе...


Следующие трое суток прошли без новостей. По истечении трёх
суток свозили в прокуратуру. Опять допросили, провели ещё одну очную ставку
с Бученковым. Где он рассказал подробности чего мы делали в складе. "Подробности"
наверное они вместе со следователем сочиняли. Иначе как объяснить то, что
следак не разрешил ему задавать вопросы и не фиксировал их в протоколе очной
ставки. Разумеется я об этом его просил... СТОП! Не просил, а требовал. Ибо
последнее слово зековской поговорки НЕ ПРОСИ.. В то что невозможно добиться
от следака хоть какой либо объективности уверовал окончательно. Единственное, торжественно поклялся Бученкову самыми страшными клятвами отыскать его после
отсидки и спросить по счетам. Бученков побледнел. Следователь забегал вокруг
и стал орать, чтобы я не давил на свидетеля. Я огрызнулся. Дескать мне без
разницы восемь лет сидеть или пятнадцать.(максимальный на тот момент
срок). У меня вопрос стоит так :сесть или не сесть, и в худшем случае если сесть, то мне абсолютно никакой разницы на сколько лет. Я был абсолютно искренен. В двадцать лет и восемь и пятнадцать кажутся одинаково много. Вобщем ничего примечательного. По новой оформили и опять отправили в ИВС. Там произошла моя
первая стычка.
Возвращаюсь в камеру, а там бац! Моё место занято новеньким. По неписанным законам армии, я должен отстоять своё. Иначе всё пойдет по нарастающей. Сегодня уютное тёплое место у батареи, завтра хорошую шинельку на рвань предложат поменять, послезавтра попросят пол помыть итд. Сам не заметишь, как очутишься в чуханах. Может конечно и надо уважать какого то хрена идущего на четвёртую ходку, но есть ещё одна
мудрая зековская поговорка "Сдохни ты сегодня, а я завтра". пока суть да дело
спросил Бусыгу что с ним делать?
Бусыга испытывающе на меня посмотрел.
-Думай сам, в тюрьме брат люди сходятся и расходятся по
этапам, думаешь весь срок я рядом буду... До сих пор не пойму, что это было. Провокация ли со стороны
следствия, или со стороны сокамерников. Не знаю. Возможно к этому и сам Бусыга причастен. Сказал новичку : - ты попробуй занять его место, а мы пощупаем кто он
есть на самом деле.

Выбор невелик, либостащить это с моего места и надавать люлей, либо принять как есть и стать "ШНЫРЁМ". Карьера вора в законе меня не прельщала конечно же, но в шныри
записываться я тоже не хотел.
Как стать вором в законе, я с детства слышал много раз. Просто вырос в таком районе. Старый район Тбилиси. Примечательный тем, что как то в классе восьмом, с какими то социологическими целями нам предложили написать сочинение на тему : "Кем я хочу стать"
- Только детки, напишите честно, не надо этих формальностей - предупредили какие то чины из городского отдела народного образования... детки написали честно.
и... чиновники ужаснулись результатам проведённого эксперимента. Что то около 60% процентов мальчиков написали, что хотели бы быть ворами в законе. Таков
был культ воров в законе в Тбилиси. Знал правило. За вора, если его ударить. можно огрести больших неприятностей. Но с другой стороны вор не имеет права на беспредел. А наглое занимание моего места это и есть. То есть мой оппонент будучи действительно
авторитетным человеком, просто бы попросил как в трамвае:- уступи дедушке место...
Принял решение. Подошёл к фраеру и предложил перебраться куда нибудь
ещё. Не ожидая другого ответа, я уже был готов. Не успел он закончить фразу, о том
что это мне надо себе искать место поближе к параше ( офигеть, как в Джентльменах
удачи) я впечатал левым коротким последние слова в глотку.
В юношестве занимался боксом. И это был мой коронный удар. Без замаха, быстрый как бросок змеи. Думал закончить дело одним ударом, не получилось... противник оказался стойким. И понеслась драка. Дубаки словно этого и ждали, тут же вломились в камеру. Вытащили меня в коридор. И как следует отдубасили резиновыми палками, вполне оправдывая своё прозвище. Самое интересное, что при мене, моему противнику не досталось, и отсюда родилось предположение, всё это было срежиссировано каким то кукловодом.
Только вот зачем. Впрочем того фраера могли обработать и после того как меня
перевели избитого, в другую камеру.
- Ну вот - подумал я - в
ход уже пошли палки и кулаки. Теперь и на допросах наверное то же самое будет...

Новая камера была
поменьше старой. В ней сидели пару
малолеток и старик наверное всю жизнь промотавшийся по зонам. Эх прощай Бусыга!
Мой учитель и ангел хранитель...
Познакомился с местными обитателями.
Дед что то двинул у бабки сдающей место выпивохам. Да, в связи с сухим законом милиция строго смотрела за любителями выпить. И появилась такая услуга, как сдача комнаты для выпивания алкашам. Ну дед с приятелями бухнул у сдатчицы и мимоходом утянул у неё что то, за что его и взяли. Лет ему было под 60, по его словам он от силы на
воле провёл лет шестнадцать, считая младенческий возраст...
Удивительный человек. Легко переключался от рецептов изготовления бухла из клея БФ-6, к обсуждению философии Канта. Разностороння личность.

Второй малолетка. 16 лет, четырнадцать квартирных краж несколько грабежей, два изнасилования, одно убийство, талантливый юноша.
Третий тоже малолетка. 17 лет. Взяли его за фарцовку. Постоянно рассуждал про свои торговые дела. На редкость умный парень. Лет пять назад по ящику показывали одного известного олигарха. И теперь меня мучают сомнения, а не он ли со мной сидел. Уж очень похож. И с возрастом тоже всё совпадает.... и с городом тоже...

Наверное дед многое мог бы мне рассказать про свою зековскую жизнь, но на вторые сутки меня выдернули. Опять на допрос. На этот раз взялись основательно. Видать время их поджимало. Суть вопросов не менялась, менялась только форма. Это был рекорд. По времени допроса, и по количеству выкуренных сигарет. Семь часов, и две пачки. Опять в три рыла. Замучался крутить головой. Где то на пятом часу надоело. Сказал, что либо эти ослы, будут принимать к сведению мои доводы, либо я замолкаю и ни слова не пророню. Пусть допрашивают друг друга. При чем так и сказал ОСЛЫ.
Уважение к офицеру солдату в армии вбивается с первых дней, по крайней мере внешние признаки уважения.(обращение на вы, избегание каких либо жёстких выражений прямо адресованных и прочее). Но с моим уголовным делом, у меня как бы снялся этот запрет. Результатом было именно такое общение.
Данилов, обрадовался.
-Вот - говорит - подпиши отказ от дачи показаний. И молчи сколько влезет.
Меня что то насторожило. Ну не может, не быть подвоха в такой любезности следака! Вспомнил, отказ от дачи показаний уголовно наказуем! Вот оно чего! Следак обманом хочет меня на тюрьму заманить что ли. Кстати, вспомнил я, вроде он должен был предупредить перед допросом. Он меня не ознакамливал, по крайней мере я ничего такого не подписывал!
Скорчил страшную физиономию.. Не верь, не бойся. не проси.
- А. какого х у я, товарищ старший лейтенант, вы не давали мне подписать предупреждение об ответственности за отказ и дачу ложных показаний?
Сказал прям членораздельно. Кошак поднял на мнея глаза, и в глазах я прочитал растерянность. Попал я в болевую точку!
- Вы что, думаете, я буду сидеть пока вы не спишите меня в суд? Я внимательно изучаю уголовное право и могу сказать, у вас шесть проколов, делающих это невозможным.-
поспешил я закрепить успех.
Откуда, из каких закоулков моего сознания это всплыло, не знаю.
По поводу шести проколов, я конечно же перегнул. Куда мне. Человек худо -бедно пять лет это изучал. А у меня так, из каких то глубин сознания всплыло. Но мне хватило одного его прокола и растерянных глаз, чтобы войти в роль адвоката крючкотвора.
- жалоба, на ваши действия уже написанна, и её передают сейчас прокурору округа в Новосибирск.- пошёл я ва-банк.
С трудом ему удалось взять себя в руки. А х у л и, под овечьей шкурой скрывался волк.
Эх, Данилов, встретить бы мне тебя, да наедине, показал бы я я тебе... мммда, только "бы" мешает...
Это были уже мои мысли. Следаки вернули меня опять в привычное русло.
-Где был?
-Как залезал?
- Кто придумал ограбить склад?
На восьмом часу отвязались наконец. Я ощущал себя марафонцем пробежавшим дистанцию с рекордным временем. Вроде как выиграл, но от усталости ничего не соображаешь. Но похоже следствие я напугал своим прогрессом в изучении уголовного права. Потому что продержав меня ешё два часа в решке, в зале суда, после длительных переговоров, меня отправили не в ИВС. Отправили меня на родную, армейскую губу. Я уж думал на тюрьму отправляют. Перепугался, всё пиздец.! Нет. Привезли в Абагур Лесной. Зона строгого режима. Охраняют внутренние войска. К ним на гауптвахту.
Не знаю как сейчас, но в те времена вооружённые силы принадлежали трём "конторам" МО, МВД, КГБ. какая то конкуренция и ревность между ними существовала, поэтому меня так долго не могли отправить на губу. Я ведь, относился к министерству обороны, а единственная часть поблизости относилась к МВД. Кому нахрен нужна чужая головная боль. Но напуганная прокуратура сумела с ними договориться.
Но в этот момент, меня это мало волновало. Я понял одну истину. Проколов и косяков у следствия много, ой как много. И если я хочу доказать свою невиновность, мне надо, достать уголовный кодекс, а ещё лучше уголовно процессуальный. А ещё лучше и один и другой. И не просто достать, а в контексте своеего дела внимательно изучить. Следак разумеется будет настороже и всё будет делать крайне аккуратно. Особенно после моего заявления про жалобу в Новосибирск. Вспомнив растерянные глаза Данилова прибодрился. Я готов был не оставить камня на камне от их бодяги. Только бы найти литературу...
Продолжение тут....
Tags: байки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →